Вдова погибшего пилота подала в суд на «Аэрофлот»

31-07-2020, 19:28
Вдова погибшего пилота подала в суд на «Аэрофлот»
Вдова пилота «Аэрофлота», погибшего за штурвалом, пытается добиться компенсации за его смерть. Компания отказывается признавать свою вину и ссылается на сердечную недостаточность пилота.

24 ноября прошлого года самолет, следующий из Москвы в Анапу, экстренно сел в Ростове-на-Дону: за штурвалом скончался один из пилотов, Дамир Ахметов.

Вдова 49-летнего Ахметова Анастасия добивается компенсации, положенной за смерть мужа. Речь идет о десяти годовых окладах летчика, то есть приблизительно о 25 миллионах рублей.

Ахметова утверждает, что компания отказывается выплачивать компенсацию, предусмотренную коллективным договором. «Аэрофлот» ссылается на то, что пилот страдал хронической сердечной недостаточностью и скончался именно от нее, а не по вине работодателя. «Как тогда он был допущен к полетам?» — недоумевает его супруга. Авиакомпания также заявила, что не будет платить компенсацию потому, что фактически Ахметов скончался не на рабочем месте (то есть в кабине), а в салоне самолета.

Анастасия Ахметова осталась одна с двумя несовершеннолетними детьми. Вдова обратилась в суд.

Смерть за штурвалом

Самолёт вылетел из Шереметьево и двигался в сторону Анапы чуть больше часа, когда второй пилот Дамир Ахметов сказал первому, что чувствует сильную боль в груди. Он тут же потерял сознание, и командир корабля, согласно инструкции, связался с ближайшим аэропортом. Диспетчер вызвал скорую, через полчаса борт приземлился в Ростове-на-Дону. Двое врачей, оказавшиеся в числе пассажиров самолета, реанимировали пилота, делая массаж сердца. Но прибывшая бригада скорой констатировала смерть Ахметова.

Комиссия по расследованию происшествия опросила бортпроводников, которые сообщили, что пилота вынесли из кабины лайнера уже бездыханного. Несмотря на усилия врачей-пассажиров,запустить сердце не удалось, пульс у мужчины отсутствовал. Судебно-медицинская экспертиза, проведенная в Ростове-на-Дону,выдала заключение, что смерть мужчины наступила «в результате острого трансмурального инфаркта миокарда передне-боковойстенки левого желудочка с развитием острой сердечно-сосудистойнедостаточности». Однако вывод о том, что несчастный случай не связан с производством, обескуражил вдову пилота. Она утверждает, что после 45 лет муж стал проходить все более углубленные медосмотры по возрасту, как и все другие сотрудники. У него снимали ЭКГ, проводили все необходимые измерения, брали анализы. Все было в норме, иначе бы его просто не допустили к полету.

Анастасия настаивает, что муж в последнее время много работал. «Аэрофлот» практически не давал ему времени на отдых, часто мужчина ночевал в Москве, не имея возможности повидаться с семьей в Омске. А из столицы вновь отправлялся в рейсы.

Вдова Ахметова предполагает, что причиной смерти могли стать переработки мужа.


Однако сама авиакомпания считает, что единственной причиной смерти лётчика стало имеющееся у него заболевание. Вскоре стало известно, что авиаперевозчик срочно меняет коллективный договор с сотрудниками — чтобы не выплачивать компенсации в аналогичных случаях.

Не принес даже соболезнования

Анастасия утверждает, что узнала о смерти супруга от его коллег. А вот работодатель не принес ей даже соболезнований, а лишь взял на себя транспортировку тела и выплатил 15 тысяч на погребение.

Адвокат Виталий Кириченко, представляющий интересы вдовы, ссылается на коллективный договор «Аэрофлота», где значится, что в случае смерти работника при исполнении служебных обязанностей семье полагается сумма в размере 10 годовых заработков. Известно, что в коллективном договоре не прописана причина смерти для выплаты компенсации — главное, чтобы человек был при исполнении служебных обязанностей. Пилот находился непосредственно за штурвалом, когда у него случился инфаркт. Однако просьба о выплате компенсации осталась без удовлетворения. Анастасия Ахметова обратилась в суд.

28 июля прошло первое заседание. Выяснилось, что «Аэрофлот» поменял некоторые пункты коллективного договора. В частности, теперь необходимо, чтобы причина смерти была признана не просто ЧП на борту, а страховым случаем.

Из заключения комиссии, проводившей расследование смерти Ахметова, следует, что случай не попадает в категорию страховых: смерть наступила от имеющегося заболевания, а не от источника повышенной опасности — самолета.

Кроме того, представители ответчика настаивают, что пилот умер не в кабине, в вестибюле самолета, хотя свидетели говорят обратное: тело пилота вынесли в салон, чтобы было место для реанимационных мероприятий.

«Аэрофлот» уверяет, что изменения в коллективном договоре оправданы необходимостью более полно раскрыть некоторые пункты. Анастасия настаивает, что на момент смерти мужа в любом случае действовала старая версия документа, и, согласно ей, она имеет право на компенсацию.

Акт проверки Ространснадзора подтверждает, что пилоту не были обеспечены условия полноценного отдыха. Дамир работал без выходных, что могло привести к инфаркту.

Следующее заседание суда назначено на 3 августа. Пилоты авиакомпании обратились к работодателю с письмом, где назвали ситуацию со смертью коллеги «безответственной, этически кощунственной и антисоциальной» и потребовали выплатить семье причитающиеся деньги.