Суд-абсурд: турист, принесший в полицию найденный iPhonе, признан виновным в краже

19-09-2012, 11:52
Суд-абсурд: турист, принесший в полицию найденный iPhonе, признан виновным в краже
Суд-абсурд: турист, принесший в полицию найденный iPhonе, признан виновным в краже В понедельник в Адлерском суде Краснодарского края вынесен приговор по резонансному делу, возбужденному в отношении туриста Романа Петрова. Его обвинили в краже после того, как подозреваемый принес полицейским найденный ранее дорогой смартфон, потерянный подростком на горнолыжном курорте. Расследование сопровождалось массой нарушений, а сам Роман почти полгода провел в СИЗО. Тем не менее, суд встал на позицию гособвинения и признал Романа Петрова виновным, пишет газета "Московский комсомолец".

Приговор, напечатанный на сорока листах, зачитал судья Федоров. Из него следовало, что подсудимый обязан выплатить 150 тысяч рублей штрафа. Но с учетом отсиженных в следственном изоляторе пяти месяцев сумма штрафа была сокращена до 50 тысяч рублей. Тем самым российская Фемида полностью удовлетворила требование прокуратуры.

Сам Роман Петров с приговором не согласен и будет его обжаловать в высших инстанциях.

Напомним, на новогодних каникулах программист Роман Петров вместе с женой и друзьями отправился в Красную Поляну покататься на горных лыжах. Зайдя в пункт проката, они отстояли очередь, перекусили, и когда уже стали собираться на склон, под горой их одежды Роман обнаружил iPhone 4S. Аппарат был выключен из-за разряженного аккумулятора и турист оставил его при себе. По словам Романа, он надеялся, что хозяин через некоторое время проявится, однако по громкой связи о пропаже телефона целый день никто не сообщал.

Утром следующего дня Роман Петров подключил найденный телефон к компьютеру, чтобы зарядить. Он хорошо разбирался в этом гаджете, так как по иронии судьбы сам потерял такой же iPhone за несколько дней до его находки.

Сам Роман утверждал, что мысли присвоить телефон у него не было вовсе. "Мы прекрасно знаем, что есть специальная программа, позволяющая по IMEI-номеру (у каждого "айфона" он уникален) найти аппарат в любой точке земли, - объясняла жена Романа. - Кроме того, с помощью этой же программы можно отправить сообщение на потерянный аппарат и вообще его заблокировать. Так что мы ни секунды не сомневались, что хозяин найдет нас, и мы вернем ему "айфон".

Ожидая скорого появления владельца "айфона", Роман Петров вставил туда свою сим-карту и стал им пользоваться, что было достаточно легкомысленным поступком. Две недели злосчастный iPhone был у Романа Петрова, пока к нему не приехал его знакомый со связями в правоохранительных органах. Мужчина сказал, что найденный телефон ищут "серьезные люди", и сообщил номер дежурной части в Адлере.

Роман немедленно привез аппарат в указанный отдел полиции. Оттуда он вместе со стражами порядка поехал в Красную Поляну, где его задержали, обвинив в краже мобильника. Суд арестовал программиста, поместив его в следственный изолятор на долгие пять месяцев. Там Романа подвергли физическому насилию и другому давлению, добиваясь от него признаний в краже.

Тем временем родственники Романа стали писать письма в прокуратуру, Следственный комитет, наняли несколько адвокатов. Однако спасло мужчину лишь то, что за него вступились сами пострадавшие - несовершеннолетний владелец пропавшего телефона Владимир Матиевский и его мать. В суде они заявили, что не имеют претензий к арестованному и просят его отпустить.

"Так прямо и сказали: "Почему вы его в клетке держите?" - рассказывает адвокат Петрова Сергей Никитин.

До этого потерпевшие обратились с таким же ходатайством в суд письменно. Но помогло только личное их присутствие на предварительном слушании.

Сам Сергей Никитин до последнего момента не верил, что его подзащитного освободят. "Для Адлерского суда это просто экстраординарный случай!" - добавил он.

Роль адвоката взяли на себя пресса и интернет

Летом Роман Петров опубликовал свои тюремные дневники, которые буквально "взорвали" интернет. Ему писали ободряющие письма известные юристы, общественные деятели и просто сочувствующие со всего мира. Двое депутатов Государственной думы, Александр Хинштейн и Александр Сидякин, направили в правоохранительные органы Краснодарского края официальные запросы. Проверки, последовавшие вслед за этим, выявили ряд серьезнейших нарушений. В итоге изолятор временного содержания (ИВС) Адлера вообще временно закрыли, а все его сотрудники в одночасье были уволены.

"Уж не знаю, с этим ли связано, но до публикации в "МК" (там появились выдержки из дневника) на судебном процессе мы не могли вести аудиозапись заседания, моему адвокату не давали высказаться, просто обрывали на полуслове, - вспоминает Роман Петров. - Ну а после того как выступила газета, все стало более-менее нормально. В Сочи на суд постоянно приезжали журналисты, правозащитники, юристы из разных городов".

Тем не менее, Романа Петрова осудили на основании сфабрикованных доказательств. В частности, сторона защиты провела по собственной инициативе полиграфическое исследование (на детекторе лжи). Его проводила специалист подполковник милиции в отставке Ирина Николаева, которая 22 года занималась в МВД подобными экспертизами. В суде она заявила: "У обвиняемого в ходе психологического исследования с использованием полиграфа не было выявлено реакций, свидетельствующих о том, что, находясь в помещении пункта проката, он вытащил из кармана брюк Матиевского В.А. (как утверждает обвинение) сотовый телефон".

Суд, однако, без объяснений отклонил ходатайство о приобщении результатов экспертизы к делу.

Были в деле и другие грубейшие нарушения. А главное, что Романа отправили за решетку 23 января, когда на руках у следователя было всего лишь заявление об "утере" телефона, написанное Натальей Матиевской, матерью Владимира. И только в конце февраля по настоянию следователя (иначе якобы телефон искать полицейские не будут) она переписала заявление, заменив "утерю" на "кражу". Получается, что все уголовное дело состряпано стражами порядка и с самого начала не имело юридической силы.

Даже прокуратура косвенно признала, что обвинение шито белыми нитками. На одном из заседаний прокурор попросил судью Федорова исключить из числа доказательств вины Романа Петрова ключевое - протокол следственного эксперимента в Красной Поляне, так как он проведен с грубейшим нарушением закона (понятые оказались полицейскими). Судья ходатайство удовлетворил, отправив письмо в СК с указанием грубой ошибки следствия в виде профанации обвинительных доказательств. Однако судебный процесс продолжился в том же духе.

По словам правозащитника Александра Попкова, дело Романа выеденного яйца не стоит. "Я сам бывший следователь и вижу, что нет состава преступления, нет доказательств вины Петрова. Тот парень - потерпевший - говорит, что потерял. Рома - что нашел. О чем тут вообще может быть разговор? То, что Петров нашел телефон и оставил его себе, по УК преступлением не является", - говорит правозащитник.

По его мнению, резонанс вокруг "айфонового дела" уже привел к некоторым позитивным изменениям в работе правоохранительных и судебных органов Краснодарского края. Когда приезжала на процесс Наталья Кузьмина от Общественной наблюдательной комиссии заключенных, выяснилось, что на Кубани вообще нет представителя от этого органа.

"Сейчас наблюдатели приглашены, занимаемся их оформлением. ИВС вот, по запросу депутата Сидякина, закрыли, в СИЗО какие-никакие, но положительные изменения есть", - говорит Александр Попков. А жертвам правоохранительной системы правозащитник советует "не ложиться под систему, и не опускать руки".

Добавим, что Роман Петров намерен идти до конца, отстаивая правду даже в суде по правам человека. "Я дойду до Верховного суда! А если придется, то и до Страсбургского. Я ни в чем не виноват. Конечно, я плохо поступил, что вообще подобрал этот телефон. Мы еще шутили тогда: бог дал - бог взял. Я ведь буквально накануне потерял такой же. Но это не преступление, за которое нужно сажать в тюрьму", - заключил осужденный.

@ NEWSru.com