Директор ПНТЗ Алексей Дронов о преобразовании Первоуральска и перспективах завода

Директор ПНТЗ Алексей Дронов о преобразовании Первоуральска и перспективах завода
В Первоуральске началась реализация программы по развитию городской среды на основе рекомендаций руководителя «Центра аналитики города» Сергея Капкова. Инвестором проекта выступила группа ЧТПЗ, в которую входит градообразующий Первоуральский новотрубный завод (ПНТЗ). Управляющий директор ПНТЗ Алексей Дронов рассказал “Ъ-Урал”, что планируется изменить в городе, в какие сроки, а также какие инвестиционные проекты будут реализованы на предприятии в ближайшее время. 

— В июне соглашение о сотрудничестве и реализации планов по благоустройству Первоуральска подписали акционер группы ЧТПЗ Андрей Комаров, свердловский губернатор Евгений Куйвашев, глава города Игорь Кабец и руководитель «Центра аналитики города» Сергей Капков. Почему к благоустройству Первоуральска был привлечен Сергей Капков?

— Это была наша инициатива. Ранее Сергей Капков не раз доказал свою компетентность в реализации подобных проектов. Он возглавляет в МГУ Центр исследования экономики и культуры развития городского пространства, занимался благоустройством на посту руководителя департамента культуры Москвы. По признанию многих москвичей, те проекты, которые он создавал, коренным образом изменили восприятие городского пространства. Один из самых известных — преображение Центрального парка имени Горького.

Акционеры группы ЧТПЗ видят свою задачу, в том числе, в изменении социально-экономической, культурной среды в Первоуральске. Компания реализует массу проектов: благотворительные детские фестивали, спортивные соревнования, экологические акции. Нам небезразлично, в каком городе живут наши работники и члены их семей.

Компания выделила средства, группа Сергея Капкова провела исследования самых разных аспектов развития города. Например, Первоуральск очень интересный город с исторической точки зрения. Мы живем в среде туристических маршрутов. Возможно, это направление получит свое развитие.

Но основная цель — создать город комфортного проживания для жителей Первоуральска. Должны появиться точки притяжения, чтобы люди не уезжали из города. Чтобы они находились в желаемой среде, которую ищут в Екатеринбурге и других городах.

Предприятие непрерывно модернизируется, создаются новые, качественные рабочие места. Решен вопрос с получением качественного среднего и средне-специального образования — практика программы «Будущее Белой металлургии» признана лучшей в России.

Но жителю Первоуральска не хватает качественного досуга. Команда Капкова провела исследование: как перемещаются жители, куда ходят, чего они хотят. На его основании в следующем году будет запущен пилотный проект с администрацией Первоуральска. Из центральных улиц и городской площади выделены несколько точек притяжения. Есть договоренность с правительством Свердловской области о финансировании городских инициатив.

— Что вы подразумеваете под точками притяжения?

— Это разные места. Например, за полгода по программе капитального ремонта мы отремонтировали два десятка домов на центральных улицах. В них были использованы графические и цветовые решения команды Капкова — в логике трансформации общественного пространства. Это ничего не стоило дополнительно бюджету и жителям города.

Есть серьезные расчеты, как должна измениться система транспортных потоков, как изменятся бульвары, чем они должны быть наполнены. Любые изменения в городе надо делать в определенной логике и последовательности.

Еще один важный аспект — озеленение. Это общая проблема уральских городов — нет никакой концепции по озеленению городского пространства. У Сергея Капкова комплексное видение пространства, которое окружает человека, попавшего в этот город.

— Есть понимание по срокам реализации предложений Сергея Капкова?

— Мне нравится фраза Королева «Если мы сделаем быстро, но плохо, — все забудут про быстро, но все будут помнить про плохо».

Когда в 2013 году мы начали строить в Первоуральске Инновационный культурный центр (ИКЦ), я помню, как люди выражали сомнение, что он будет построен. Этот проект стартовал очень тяжело. Прошло шесть лет. Теперь у нас вместо старых заводских площадей, заброшенного здания театра и искалеченной плотины — шесть гектаров благоустроенной площади городского пространства, которые являются центром притяжения молодежи. В ИКЦ у нас есть уникальная концертная площадка с хорошей акустикой. Лучшая в регионе студия мультипликации, самый современный кинотеатр, кванториум, музей, досуговые кружки для людей самых разных поколений.

Мы понимаем, как должно быть. Провели обсуждение с жителями города, получили хороший отклик. Дальше — проектирование, экспертиза. Мы воплощаем идеи в жизнь этапами. Нам по силам в течение двух лет реконструировать и благоустроить первые две улицы и центральную площадь.

Сергей Капков предлагает правильные идеи, и мы рассчитываем, что он будет сопровождать этот процесс. Будет указывать на ошибки, если они будут.

— Первоуральск достаточно долго считался протестным городом на территории Свердловской области. Вы сейчас чувствуете изменения в общественной позиции горожан?

— Высокая протестная активность в городе имела место быть. Своего пика она достигла в 2013 году (в отставку был отправлен мэр Юрий Переверзев, избранный в 2011 году от КПРФ.— “Ъ-Урал”). Истоки протестной активности — в многолетней деградации городского хозяйства. У жителей росла неудовлетворенность качеством городской среды, дорог, коммунального хозяйства, состоянием систем образования и медицины.

Сейчас чувствуются изменения. Их предтечей стала программа «Первоуральск-300». Она была разработана в 2013 году как некая заявка на изменения в основных сферах городской среды. За это время был последовательно осуществлен ремонт детских садов, школ, реконструированы две художественные школы, построен ИКЦ. Принята комплексная программа развития транспортной сети: реконструированы светофорные объекты, построены нормальные дороги. Была реорганизована система сбора мусора. Мы одними из первых перешли на сбор мусора в закрытых контейнерах, в том числе на раздельный сбор мусора. Реконструировано освещение города. Это только часть изменений.

И восприятие города изменилось. Город стал светлее, чище. Культура людей стала меняться. А именно это было нашей целью. Эффективность работы городского чиновника меряют по количеству обращений. Люди идут к тому, у кого они находят отклик. Количество обращений в администрацию Первоуральска неуклонно растет. Раньше был протестный накал: все равно ничего не изменится, поэтому минимальное количество обращений. Сейчас ситуация обратная.

— За последние несколько лет ПНТЗ реализовал несколько крупных инвестпроектов: «Железный Озон 32» и «Финишный центр». Планируется что-то подобное по масштабам реализовать в ближайшей перспективе?

— Один инвестиционный цикл закончен. «Железный Озон 32» и «Финишный центр» введены в эксплуатацию и себя уже окупили. Сейчас мы вкладываем точечные инвестиции в улучшение условий труда, в повышение производительности, замену изношенного оборудования на разных участках, проекты цифровизации. Эта инвестиционная программа достигает серьезных значений — они максимальные за последние девять лет.

В этом году мы реализовали проект по разработке высокотехнологичных резьбовых соединений «ЧТПЗ Прайм». В следующем году начинаем развивать производство нержавеющих труб для атомной промышленности. Объем инвестиций в проект составит более 780 млн руб. Ввод нового участка планируется в 2021 году.

У нас в портфеле масса разных инвестиционных инициатив, которые имеют разную степень проработки. Мы их обсуждаем. Сейчас мы пересмотрели свой подход и уходим от понятия производственной компании. Мы разделили весь наш бизнес на 11 разных рынков. И управляем не производством, а управляем продуктом. Это серьезная трансформация, которая происходит сегодня в нашей компании. Мы рынку предлагаем не абстрактную трубу, а продукт, который он ожидает. В этом ключевое отличие принципов ведения бизнеса.

— Какие рынки вам интересны?

— Рынок труб для атомного машиностроения, нефтехимической промышленности, нефтегазового комплекса, энергетического машиностроения, автомобильного и тракторостроения, энергетики и другие. Самый высокомаржинальный для нас рынок — нефтегазовый. Эти рынки — разные группы клиентов, к которым нужны диверсифицированные подходы.

Один из приоритетных — рынок экспортных поставок. Для него у нас усиливается стратегия. Это еще и соответствие самым жестким техническим требованиям, а также высокому уровню требований к клиентским сервисам. Они вынуждают менять подходы к производству, повышая качество труб, в том числе для внутреннего рынка. Экспортные стандарты, как правило, значительно жестче, чем наши внутренние.

— Как вы оцениваете перспективы внутреннего рынка?

— Этот рынок будет меняться в сторону клиента — будет ужесточаться конкуренция среди производителей труб. Будут вводиться новые мощности, мы понимаем, где и какие. Конкуренция будет не за абстрактный кусок металла, а за предложения, которые максимально удовлетворяют потребностям клиента. Ни один клиент не покупает трубу как продукт, он покупает ее как некое решение. Поэтому мы готовы заниматься разработкой проектных решений задач, которые стоят перед клиентом. Клиент не обязан разбираться в том, какие виды труб подходят для решения его задачи. Будет побеждать тот, кто будет максимально качественно решать ту задачу, которая возникает у клиента.

— Какая сейчас самая серьезная проблема на рынке трубной промышленности?

— Очень серьезная проблема — рынок контрафактных труб и труб, бывших в употреблении. Сейчас процветает бизнес по восстановлению бывших в употреблении труб. Только вокруг Первоуральска четыре таких площадки. Труба вообще-то является отходом 4-го класса опасности, она должна утилизироваться соответствующим образом. Эта труба в изоляции, она имеет парафиновые отложения от транспортировки нефтепродуктов. Эти нефтепродукты и изоляция варварским образом выжигаются, отравляя экологический фон. Потом эта труба проходит дробеструйную обработку, на нее набиваются новые клейма, вешаются новые бирки, проводится изоляция, выписываются поддельные сертификаты. И она поставляется нашим клиентам.

Сейчас очень серьезную работу по противодействию трубной фальсификации проводит Фонд развития трубной промышленности. Это серьезная проблема. Так как эти трубы поставляются по более низкой цене, в условиях критериев конкурентных закупок они попадают, в том числе, в нашу жилищно-коммунальную сферу. И потом мы все имеем повышенную аварийность.

Для защиты клиентов от контрафакта мы внедрили сертификаты качества, которые защищены, они печатаются на «Гознаке».

— Какие у вас сейчас отношения с металлургами?

— Мы на 80% обеспечиваем себя собственным металлом для производства бесшовных труб. Для этого и был реализован проект «Железный Озон 32». Сегодня мы покупаем на рынке только тот метал, который нам самим делать невыгодно — в силу малых партий или особенностей производства.

— В 2011 году на площадке ПНТЗ был открыт образовательный центр, давший старт программе «Будущее Белой металлургии». Как изменилась ситуация с кадрами после его запуска?

— Мы достигли цели, которую ставили. Образовательный центр уже выпустил 1156 человек. Около половины из них работают на предприятии. Серьезно снизился средний возраст. Некоторых специальностей на заводе просто не существовало, например, до запуска ЭСПЦ (электросталеплавильный цех) на заводе не было сталеваров, разливщиков металла. Для запуска цеха «Железный Озон 32» пришлось собирать персонал из различных уголков России и СНГ. Сейчас у нас осталось только 19% иногородних, которые по факту уже стали первоуральцами, остальные воспитаны в нашем центре.

— А не будет переизбытка выпускников образовательного центра?

— У нас есть пятилетний план развития проекта «Будущее Белой металлургии». Он каждый год обновляется. Мы знаем, сколько рабочих и каких профессий нам понадобится в ближайшие пять лет. Такой скользящий график планирования. В соответствии с ним мы корректируем цифры приема в образовательный центр. В 2019 году заключено 360 договоров целевого обучения со студентами колледжа. Они гарантируют выпускникам трудоустройство.

— ПНТЗ готов к четвертой промышленной революции? Как вы участвуете в Индустрии 4.0?

— Мы понимаем роль цифровизации в промышленном производстве и развиваем это направление. Ни один человеческий мозг не способен проанализировать все варианты развития событий в конкретный промежуток времени. Цифровизация позволяет выполнять более производительные операции, анализировать огромные массивы данных, которые у нас есть в процессах. Исходя из статистики, компьютер помогает наладить оптимальные технологические процессы, которые дают лучшее качество, лучшую себестоимость и производительность.

В прошлом году мы реализовали проект в Финишном центре, который позволил проанализировать массив данных на одном из участков. Это повысило его производительность почти на 15%. Не вкладывая в технические мероприятия ни одного рубля. И таких точек приложения много.

Современное производство имеет огромное количество измеряемых, накапливаемых параметров, статистика по которым ведется непрерывно. Поэтому цифровая аналитика крайне востребована. Мы очень серьезно развиваем своих специалистов в этом направлении, привлекаем консультантов ведущих компаний. Мы заказываем работы на рынке, которые представляют точное моделирование физико-химических процессов и их результатов.