О составе «Уральского трубника» можно говорить после того, как бюджет будет сформирован

О составе «трубника» можно говорить после того, как бюджет будет сформирован

О составе «трубника» можно говорить после того, как бюджет будет сформирован
Перемены в составе первоуральской команды, произошедшие за последнее время, не порадовали болельщиков: из неё ушли семь хоккеистов. О ситуации, сложившейся сегодня в «Уральском трубнике», рассказывает директор клуба Эрим Хафизов.

– Эрим Хасанович, второй год подряд «Трубник» несёт существенные потери в составе. С чем это связано?
– Давайте начнём с прошлого года. Напомню, что именно весной 2020 года был объявлен локдаун в связи с пандемией коронавирусной инфекции, прекратили работу многие предприятия, соответственно – значительно уменьшились и поступления в бюджеты всех уровней. В межсезонье нужно было заниматься комплектованием команды, а у нас не было уверенности, что мы вообще сможем принять участие в чемпионате. Состав «Трубника» очень изменился, практически наполовину, по разным причинам ушли многие опытные игроки.

Прошёл май, потом июнь – ситуация неопределённости с бюджетом оставалась прежней. В начале июля команда вышла из отпуска. И на первом же собрании мы объявили хоккеистам о вынужденном сокращении фонда оплаты труда на 50 процентов. Но главным было сохранение команды, а помогли нам сформировать бюджет, пусть даже минимальный, областные и городские власти, Группа ЧТПЗ, ОАО «ДИНУР». Снимаю шляпу перед игроками: после объявленного решения из «Трубника» ушёл всего один человек. Это лишнее свидетельство сплочённости нашего коллектива, коллектива единомышленников. Считаю, в создавшихся условиях мы провели очень достойный сезон. Многие предрекали нам последнее место, а «Трубник» до последнего бился за выход в плей-офф. В восьмёрку не попали, но сумели опередить в итоговой таблице сразу пять клубов – при том, что сокращённый бюджет клуба был самым маленьким в Суперлиге.

– Так. А что случилось нынче?
– В консолидированном бюджете «Трубника» порядка 70 процентов составляют поступления от «Фонда поддержки спорта высших достижений в Свердловской области». При этом нужно понимать, что средства из Фонда выделяются по исполнению областного бюджета ежеквартально.

– Да, но ведь и так было и раньше, однако при заключении контрактов с игроками вы на поступление этих средств рассчитывали?
– Совершенно верно. Да, были некоторые проблемы из-за нерегулярного перечисления средств, возникал кассовый разрыв. Но в итоге деньги всё равно поступали, и по итогам сезона мы всегда рассчитывались с хоккеистами в полном объёме. Однако прошлый год, когда началась пандемия, заставил нас разграничить понятия «де юре» и «де факто», которые много лет были тождественными. Часть средств из Фонда мы не получили, что и привело к значительному сокращению бюджета.

– Как обстоит ситуация в настоящий момент?
– Бюджет «Уральского трубника» пока не рассмотрен, и, соответственно, не утверждён Наблюдательным советом клуба. Понятно, что хоккеисты, действие соглашений которых с клубом истекли 31 марта, хотят в максимально короткие сроки определиться со своим будущим. В связи с этим мы предложили подписать им пробные контракты. Это форма юридического документа, утверждённая ФХМР.

В отличие от стандартного контракта, действующего год и более, пробный контракт является краткосрочным. Как правило, его предлагают хоккеистам, уровень мастерства, возможности которых не до конца понятны тренерам. В данном случае – причина другая. На короткий срок они подписываются в связи с тем, что бюджет клуба пока не сформирован, с надеждой на дальнейшее увеличение сумм. Не всех такой вариант устроил. Те же Андрей Орлов или Петя Цыганенко «журавлю в небе» предпочли «синицу в руках» и приняли решение уйти в другой клуб. Что ж, это их право.

– Тем не менее, вы рассчитываете на перемены к лучшему. С чем связаны эти надежды?
– С проведением Наблюдательного совета. Когда утвердят бюджет «Уральского трубника» на предстоящий сезон, можно будет говорить и о проведении комплектования команды.