В России начало расти число людей с алкогольной зависимостью

15-01-2024, 00:46
Фото © Яндекс.Картинки
В России начало расти число людей с алкогольной зависимостью

В России впервые за десять лет зафиксирован рост случаев постановки диагноза «алкогольная зависимость». Такие данные «Ъ» обнаружил в сборнике Росстата «Здравоохранение в России-2023», опубликованном в конце декабря.

С 2010 по 2021 год число впервые выявленных пациентов с алкогольной зависимостью сократилось почти в два раза — со 100 тыс. до 53 тыс. человек. Однако в 2022 году врачи выявили 54,2 тыс. таких пациентов. Опрошенные «Ъ» эксперты объясняют откат комплексом причин — пандемией, социально-экономическими потрясениями и «усилением геополитических противостояний».

До 2021 года в России систематически снижался важный медицинский и общественный показатель — число впервые выявленных людей с алкогольной зависимостью и алкогольными психозами (острое состояние, которое сопровождается галлюцинациями, перепадами настроения, нарушениями сна и другими симптомами). По данным Росстата, в 2010 году было взято под диспансерное наблюдение 153,9 тыс. пациентов с установленным впервые диагнозом «алкогольная зависимость» (из них 47,5 тыс. столкнулись с алкогольным психозом). В 2015 году таких пациентов было уже 103,6 тыс. (включая 30 тыс. с психозом), в 2019-м — 70,9 тыс. (из них 16,9 тыс. с психозом), в 2020-м — 54,9 тыс. (14 тыс. c психозом), а в 2021 году — 53,3 тыс. (12,8 тыс. с психозом).

Однако в 2022 году у этого показателя был зафиксирован некоторый рост: под диспансерное наблюдение были впервые взяты 54,2 тыс. человек (из них с алкогольным психозом 12,9 тыс.).

Директор ННЦ наркологии (филиал НМИЦ психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского) Минздрава России Татьяна Клименко ранее указывала, что в течение последних 15 лет в стране были введены различные ограничения на продажу алкоголя — по возрасту покупателей, времени и месту торговли. По мнению госпожи Клименко, эти меры «в совокупности с системной информационной политикой по формированию у населения навыков и приверженности здоровому образу жизни и социальной успешности» привели к снижению подушевого потребления алкоголя в два раза. Как результат, по данным Минздрава, за 15 лет смертность от алкогольных отравлений сократилась более чем на 53% — с 15 до 7 случаев на 100 тыс. человек.

Вместе с тем в Минздраве признавали, что в период пандемии коронавируса «был нарушен тренд к снижению потребления алкоголя и непосредственно связанной с алкоголем смертности», поэтому «наблюдалась небольшая негативная динамика». Причиной стал «стресс от пандемии», считают в ведомстве, а также тот факт, что «инфляция опережает повышение акцизов на алкоголь».
Врач-психиатр, нарколог, руководитель наркологической и психиатрической клиники Руслан Исаев подтверждает, что в «доковидный период» было заметно снижение алкоголизации населения.

«Во-первых, это совместный результат работы государства и общества в целом. Я имею в виду государственную политику по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией, ограничения на продажу алкоголя и его рекламу, информационную политику по формированию культуры здорового образа жизни, социальной успешности, — комментирует господин Исаев.— Вторая причина — глобальное изменение самого характера зависимости. Современная молодежь перестает пить алкоголь и переходит на нехимические виды зависимости, в частности игроманию. Например, номофобия — зависимость от мобильного телефона или страх остаться без него — сегодня признана одной из наиболее распространенных нехимических зависимостей. Это общемировой тренд, который пришел и в нашу страну».

Руслан Исаев согласен, что «социально-экономические потрясения, усиление геополитических противостояний и санкционного давления» в последние годы «несколько приостановили» положительную динамику сокращения употребления алкоголя. По его словам, заметный рост случаев алкогольных психозов и обращений за наркологической помощью особенно отмечался в начале пандемии.

Завкафедрой психиатрии и медицинской психологии Казанского государственного медуниверситета Владимир Менделевич считает, что данных Росстата недостаточно, чтобы делать вывод об изменении ситуации с алкогольной зависимостью.

«Мы имеем статистику только по наркологическим диспансерам, а это вопрос, обратился человек за помощью или нет. В последние годы возрастает количество людей, которые обращаются анонимно в негосударственные учреждения и не попадают в статистику, — комментирует господин Менделевич.— Кроме того, под наблюдение государства берутся не только пациенты с зависимостью, но и люди с так называемым пагубным употреблением. Если зависимость можно подтвердить на основании медицинских исследований, то пагубное потребление алкоголя с вредными последствиями — это “социальный диагноз”. Человека поймали пьяным за рулем, отправили на экспертизу, выявили алкоголь и поставили на учет — а зависимости нет. Поэтому цифры растут или уменьшаются, исходя из такого “социального заказа”». По словам господина Менделевича, профессиональному сообществу важнее знать статистику об алкогольных психозах — ведь они возникают только у тех людей, которые дошли до тяжелой стадии зависимости. По наблюдениям господина Менделевича, в последние годы количество алкогольных психозов «резко увеличивается».

Наталья Костарнова