Эпизод №30. Лобное место

Эпизод №30. Лобное место

 

Оглавление:
Эпизод №28. Семейный пикник
Эпизод №29. Музыкальный.

 

Первое что увидел Недоверзев, когда его закованным в цепи вытолкнули на площадь, был эшафот. Крепкий, деревянный, из не струганных сосновых досок.

 

На эшафоте стояла плаха, у плахи с топором в руках, голый по пояс, с красным колпаком на голове расхаживал палач, по впалой груди которого легко угадывался ветеран ГПУ Шокеров.

 

В толпе народа, собравшегося на площади, Недоверзев рассмотрел депутата Задрыгина. Тот был в коньках.

 

- Уже переобулся! – с раздражением подумал о Задрыгине бургомистр.

 

- А я всегда очень любил хоккей с мячом, - нашептывал Задрыгин главному доносчику Глистраткину, в надежде, что тот донесет куда надо. – Лыжи – это баловство, а хоккей – вещь!

 

Пока они говорили, с угла площади донеслись вопли.

 

Привязанными к бревнам тут стояла дюжина глистракинских троллей. Мздоимец Пархатый брал розги, гнул их, пробовал, потом с оттяжкой лупил какого-нибудь тролля по спине:

 

- Кто тебе, пес смердящий, велел подметные письма в тырнатах писать? – спрашивал он у тролля.

 

- Глистраткин, Глистраткин! – торопливо визжал тролль.

 

- Не угадал! Попробуй ещё раз! – Пархатый выбирал розгу потолше.

 

- Ну что за люди?! – вздыхал Глистраткин. – Столько доброго для них сделал, а они поклеп наводят. Мне вообще этот маленький Уральск не интересен. Ты ж мой масштаб знаешь…

 

Неожиданно, собравшаяся на площади, толпа развернулась – по соседней улице в свете мерцающих факелов на каторгу гнали родственников Жиравлевой. Родственники все шли и шли нескончаемым потоком.

 

- Видимо много натырили, сердешные! – сочувствовали зеваки.

 

Потом Недоверзев увидел управляющего Вульфа. Под мышкой Вульф держал кресло.

 

- Я это кресло уже полгода для Недоверзева держу, - грустно сказал он. – Никакой личной жизни: ни за грибами, ни на рыбалку… Бери, говорю, кресло, бургомистр. А у того всегда одна отговорка: «Я еще мало наворовал!» А мы ж люди взрослые, знаем, что досыта никогда не будет!

 

Потом на трибуну взобрался старший демагог Плесневин:

 

- Пока бургомистр бумагу о сити-менеджере не подписал я будто в тумане каком-то ходил, - признался он. – И все происходящее виделось мне каким-то искаженным. Но вот теперь, когда он подпись поставил, я всем сердцем чувствую: «Так жить нельзя! Мы погрязли в воровстве и бесстыдстве».

 

-Долой ШТПЗ! – внезапно завопила Пургенова.

 

-Долой! – эхом, из хвоста уходящей колоны отозвалась ей Жиравлева.

 

- Чего тут еще рассуждать? – выкрикнул кто-то из толпы. – Тащите бургомистра на плаху!

 

Шокеров вырвал из тощей груди волосок, уронил на лезвие топора, и волосинка разлетелась на две половинки.

 

Ноги у Недоверзева покосились. Он хотел что-то крикнуть, но горло его не слушалось…

 

Последнее, что увидел Недоверзев – это как эшафоту ведут Отрыжкова, Ленина, Крадукову, Шмотьенко, Сыкалову и… проснулся!

 

Недоверзев проснулся в своем бургомистрском кабинете за своим рабочим столом от того, что штаны промокли и под стол капает. В приоткрытую дверь заглядывала начальница юридического отдела Лисеева.

 

- Изменения в устав подписывать будете? – спрашивала она.

 

Бургомистр хотел сказать, что Юры нет и нырнуть под стол, но вспомнил, что под столом лужа, вздохнул и махнул рукой:

 

- Принеси швабру!

 

продолжение следует....

Урри от 8 июля 2013 21:29
а сон сбываться начал, глава устав подписал
ViC
ViC от 8 июля 2013 23:28
куда б он нафиг делся....